13 ВОПРОСОВ ПРОФЕССОРУ SAS: ДЖАКОМО АНДРЕОЛЕТТИ, ФИЛОСОФИЯ

Летом в журнале Synthese была опубликована научная статья профессора SAS Джакомо Андреолетти. Основанный в 1936 году, Synthese — один из самых престижных философских журналов. Он занимает высокие позиции на основе показателей Scopus, а также первое место в Google Scholar в категориях «Философия» и «Эпистемология и история науки». 

Статья Андреолетти, написанная в соавторстве с Джузеппе Сполаоре (Падуанский университет, Италия), озаглавлена «Будущее уже не то, что было раньше. Укрепляя аргументы в пользу изменчивого футуризма». В статье исследуется изменчивый футуризм — нетрадиционный взгляд на философию времени, согласно которому будущее может в буквальном смысле измениться. Цель статьи — укрепить аргументы в пользу изменчивого футуризма через разъяснение его теоретических и инферентных обязательств и предоставление когерентной метафизической модели и правдоподобной формальной семантики. 

Статья доступна по ссылке: https://doi.org/10.1007/s11229-021-03259-5

Каких вопросов боится аналитический философ? Почему время остается главным предметом наших разговоров? Как найти умиротворенность и счастье в философии времени?  Все ответы (но еще больше вопросов — уж такие они, философы) — в нашем интервью

  1. Как понять, что перед тобой аналитический философ? Что отличает его от условного представителя континентальной философии?

    Очень трудно дать справедливую характеристику тому, что отличает аналитического философа от континентального. Если темы, которые они рассматривают, по большей части схожи, то, наверное, основное различие связано с методологией и стилем. Каждый, кто знаком с современной философией, может довольно быстро определить, к аналитической или континентальной философии относится та или иная статья. Однако сложно дать точное описание того, в чем именно состоит это различие. Кто-то скажет, что аналитических философов больше интересует логика и строгость. В то же время можно с легкостью возразить, что континентальных философов тоже волнует строгость и логика. Возможно, самый простой способ понять разницу — просто дать причинное объяснение, как об этом недавно высказался философ Тимоти Уильямсон. Идея заключается в том, что дисциплины отчасти являются традициями, а значит, они в некоторой степени определяются временными причинно-следственными связями между деятелями, которые работали в данной дисциплине. С этой точки зрения, аналитическая философия была бы просто видом философии, которая возникла (в общих чертах) благодаря работам таких философов, как Фреге, Рассел и других, в то время как континентальная философия возникла из работ других философов.

  2. Что вы обычно отвечаете на вопрос о вашей профессии?

    Я думаю, ответ во многом зависит от того, кто задает вопрос. Если меня спрашивает человек, который ничего не знает о философии, я не буду говорить, что занимаюсь философией. Я просто сильно боюсь последующего вопроса: а что такое философия?

  3. Как вы пришли в вашу дисциплинарную область?

    Я думаю, что я стал интересоваться философией в старших классах: на меня оказал влияние учитель философии, а затем интерес развился уже в университете.

  4. Что для вас значит время? Изменилось ли ваше повседневное отношение ко времени с тех пор, как оно стало главным предметом вашего исследования?

    Я скорее придерживаюсь мнения, что время — вечное и статичное (этернализм и B-теория времени). Согласно этой точке зрения, прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно. Я не уверен, что это изменило мое повседневное отношение ко времени, но меня успокаивает мысль о том, что все события, о которых у нас есть приятные воспоминания, существуют так же, как и наше настоящее. Они просто находятся в других временных промежутках.

  5. О чем вы говорите, когда не говорите о времени?

    Все так или иначе связано со временем, поэтому в определенном смысле мы всегда говорим о времени.

  6. Бывают ли в жизни ситуации, когда человеку не нужна формальная логика?

    Я думаю, что формальная логика особенно полезна при решении сложных задач. Она на самом деле помогает найти такие инструменты, которые способны распутать сложные и абстрактные проблемы.

  7. Зачем айтишникам изучать философию?

    Я не специалист в области компьютерных наук, но между формальной логикой и информатикой существует естественная связь. Одна из задач формальной логики — создание формальных языков. Затем естественно использовать эти языки для разработки таких инструментов, как алгоритмы, компьютерные языки и программное обеспечение. Исторически формальная логика способствовала появлению компьютеров, и она по-прежнему актуальна для этой области.

  8. Почему в SAS нет профиля по философии?

    Я не знаю, но я думаю, что в SAS должен быть такой профиль. У нас много хороших профессоров, работающих в области философии, и многие наши студенты ей интересуются.

  9. Мы часто видим, как вы играете в шахматы с профессорами и студентами на первом этаже в SAS. Как стать членом вашего шахматного клуба?

    Это очень просто. У нас есть группа в Telegram, и мы обычно общаемся там. Если кто-то хочет вступить в клуб, он может просто связаться со мной или с одним из его членов.

  10. Что, помимо шахмат, делает вас счастливым?

    Для начала дайте, пожалуйста, определение слову «счастье». Так мог бы ответить философ-аналитик, а еще, что самое главное, это отличный способ уйти от ответа на вопрос.

  11. Говорят, что у русских и итальянцев очень похожее мировоззрение. Правда ли это?

    Да, я согласен, что мировоззрения схожи. По моему опыту, только итальянцы и русские аплодируют, когда самолет совершает посадку. Я не знаю, что именно это значит, но это наверняка несет в себе какое-то глубокое значение.

  12. На скольких языках вы разговариваете?

    Я говорю по-итальянски и по-английски. К сожалению, русский язык я знаю только на начальном уровне.

  13. О чем вы говорили со студентом на вашей последней консультации?

    Последний студент, который пришел на мою консультацию, хотел просто поболтать со мной и обсудить летние каникулы. Было классно.